Чьи-то нелюбимые куклы — mamaandcity.ru

Чьи-то нелюбимые куклы

Моя учительница ИЗО Эвелина Геннадьевна, как я сейчас понимаю, была в общем-то нестарой ещё дамой. Теплившийся в её душе огонёк надежды на устройство личной жизни плюс художественное образование давали в сумме причудливый результат: каждый понедельник Эвелина Геннадьевна приходила в школу в амплуа то ли языческого идола, то ли античной статуи.

За язычество отвечала верхняя часть лица: дама причудливо обводила и раскрашивала глаза и рисовала две макаронины на местах, где во времена её далёкой юности росли брови. Античность воплощалась в толстом слое светлого тонального крема, покрывавшем лицо, шею и почему-то рот — небольшой, с плотно сжатыми губами, такими тонкими, что их почти не было видно. Им Эвелина Геннадьевна была, по-видимому, недовольна и поэтому обильно закрашивала губы побелкой, превращая рот в ротовую щель. Во вторник штукатурки было уже значительно меньше, к среде Эвелину Геннадьевну отпускало и она становилась обычной училкой, довольно миловидной, чтобы в следующий понедельник вновь явить нам чудеса макияжа.

С возрастом мне всё чаще стали вспоминаться школьные годы чудесные, вот и образ Эвелины Геннадьевны встал перед глазами, как живой, когда после деловой встречи в одном из торговых центров на Западе столицы мне взбрело в голову перекусить в местном фуд-корте.

Две очаровательные феечки за соседним столиком документировали для потомков себя и окружающий мир с помощью хитрого приспособления типа штанги, на одном конце которой был закреплён белый айфон. Штанга меня заинтересовала, рассмотрев её, я переключился на девушек, которые уморительно прижимались друг к дружке выпяченными бюстами и старательно делали дакфейс в объектив. Клювик одной из барышень явно побывал в руках косметолога: губы были прокачаны до состояния пельменей и старательно накрашены яркой помадой. Мне не импонируют силиконовые женские губы и я много лет жду, когда отойдёт в прошлое мода на большие рты, но, честно сказать, человек привыкает ко всему, и я к пельмешкам уже как-то начал привыкать. А вот вторая девица меня удивила и вызвала в моей памяти незабвенную учительницу ИЗО — густо обведённые глаза, шоколадный то ли загар, то ли тональный крем, коричневые румяна, ненатуральные чёрные волосы и в довершение всего очень полные губы, по-видимому натуральные, то ли помадой в цвет кожи накрашенные, то ли тональным кремом замазанные.

Девушка была довольно миловидной и чем-то напоминала Софию Ротару, — худенькая, скуластая, с крупными чертами лица, но что же, что она сделала с губами, и зачем? Рот у феечки был от природы немаленьким, а мимика — очень активной: она улыбалась, хмурилась, надувалась, выпячивая губки клювиком, высовывала язычок, снова улыбалась, так что даже отдалённого сходства со статуэткой в её случае добиться было нереально. Два неприятных белёсых пухлых червяка, беспрестанно шевелящихся на том месте, где мог бы быть симпатичный женский ротик, — я задумчиво жевал сбарровский коул-слоу и раздумывал, что же заставляет девушек акцентировать внимание на своём рте такими варварскими способами? Чем они недовольны в своей внешности, что хотят подчеркнуть, какой месседж донести?

Первое пришедшее в голову объяснение было, как водится, из области секса. Грудь, попа, рот — подчёркивая их, выставляя напоказ, женщина пиарит своё тело в эротическом контексте, как бы сообщая окружающим — смотрите, как хорошо со мной может быть в постели, представьте, что я могу, с таким-то ртом. Во всяком случае, именно такой сигнал считывает нормальный половозрелый мужчина, которого работа, стресс, простатит и подогрев сиденья в автомобиле ещё не превратили в импотента.

Но за коул-слоу пришёл черёд лазаньи, и я вспомнил о том, что женщины, по слухам, прибыли с другой планеты, и логика, заставляющая их надувать или штукатурить губы, может лежать совсем в другой плоскости. К примеру, не только девушкам, но и взрослым женщинам нравится играть капризных малолеток, нуждающихся в защите, сильной руке и кошельке, оплачивающем счета. Нормальный рыночный подход, коль скоро есть мужчины, готовые им всё это обеспечивать по первому взмаху накладных ресниц и надуванию силиконовых губок. Кукольно-мукольные женские лица — большие глаза, пухлые губы, неестественная мимика, гипертрофированные эмоции — вполне вписываются в канву всеобщего инфантилизма.

Однако же за лазаньей наступила очередь чая, и я задумался: что если женщины выбирают для себя амплуа кукол, позволяющее яростно переигрывать и доводить каждую эмоцию до абсурда не только из корыстных мотивов и не столько в рамках поиска своего Карабаса-Барабаса? Что если акцентируя внимание на своём рте, женщина подсознательно пытается привлечь дополнительное внимание к тому, что этот рот произносит, какие эмоции выражает? В конце концов, жертвами экспериментов с губами становятся не страшненькие школьницы в поиске полового партнёра, но привлекательные, востребованные, состоявшиеся девушки и женщины — мне вспомнились жуткие фото красавиц Николь Кидман и Карлы Бруни, мелькавшие на баннерах пару лет назад. Может быть, женщины надеются аппетитными губами-пельмешками проложить путь к сердцу и разуму мужчины, до которого в нашем сумасшедшем ритме жизни не всегда просто достучаться обычными методами?

Я допил чай, бросил последний взгляд на соседний столик, где девочки увлечённо обсуждали сделанные селфи, шевеля своими червяками. «Я в отчаянии, что ещё мне сделать с собой, чтобы меня полюбили?» — сигнализировали мне они. Интересно, вкусны ли жареные насекомые — вдруг задумался я, — и не пора ли съездить в отпуск в какую-нибудь экзотическую азиатскую страну. Попробовать местную кухню и пожить пару недель в окружении обычных натуральных женщин, без силикона и макияжа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *